Feb. 5th, 2014

masterdl: (Default)
Мне до сих пор не понятно, почему в отношении этого человека не проведено судебное разбирательство...
Потому что он "брал Берлин"? Так там он и спалился, он напросился туда, чтобы захватить немецкие архивы. И его "верный пёс" с групппой "командос" шарил по всем подвалам в поисках "золотого запаса" рейха и этих архивов.
Он "спас Ленинград"? - Который никто не собирался брать
. А для того, чтобы выглядело "взаправду" написал кучу лживых воспоминаний! И мы должны эту чушь заучивать?
Был Пленум ЦК КППС - его материалам вы верите? Накануне была встреча Жоры с тами же "золотопогонниками", где Жоре был задан вопрос: Жора, как ты мог? У этого вопроса есть конкретный автор. За этим вопросом есть конкретное содержание - передача сведений о мобилизационных возможностях СССР в годы войны противнику. В частности, все данные о потерях немцы черпали из донесений этого источника.
Тогда на Пленуме этот же Жора заявил, что действовал по указанию Сталина...Правда, никак при этом не объяснил почему вождь осерчал на него именно после того, как ему стали доступны отчеты комиссии работавшей с немецкими архивами. Странные совпадения, не правда ли?
masterdl: (Default)
На Путина не похоже, чтобы он давал кому-то деньги просто так. И Яукович получил средства под вполне определенные задачи. И не справился ...
Не хочу быть пророком. Только релики из СМИ...
1. "Если протесты завершатся мирно, то есть шанс на проведение реформ власти". И "эти процессы могут перекинуться на соседние республики бывшего СССР".
2. Из интервью "майдановца" о том, как у него банда Януковча отжимала бизнес -" и так по всей стране". Ничего не напоминает. Но в рос. СМИ их почему то называют "нацистами". Т.е. если тебя ограбила власть, а то ты не согласен - нацист"? Или даже "антисемит" - чудно! По сути, власть прикрывает свои грабежи ...чудовищными подлогами.
masterdl: (Default)
В мае 1961 года в Севастополе проходила военно-историческая конференция. Неожиданно для председательствующего (Октябрьского) слово попросили два офицера...которых он приказал в июне 1942 года взашей вытолкать из транспортного самолета. Самолет должен был вывезти их в числе других "счастливчиков" (обладателей посадочных талоном, врученных им же) на Кавказ. Эти офицеры в прямом смысле пришли к адмиралу с того света - их числили мертвыми, сначала в немецких, затем в советских лагерях .
Вопрос был такой: что было в личном сейфе, ради которого их надо было высадить, причем таким бесцеременным образом?
---
На героя-адмирала тут напала кондрашка...Жрать ханку ведрами ему здоровье позволяло. А тут вот...сразу прихватило.
---
В сейфе, как удалось установить было "4 млн. 100 рублей личных денег". Октябрьского обвинили в присвоении премиальных за время его командования Севастопольским оборонительным районом. Для тех, кто до сих пор ищет танковую армию вермахта уничтоженную под Севастополем...- не трудитесь, она была нужна только для отчетности и поулучения выплат. Аналогично, не стоит искать сложных ответов на вопрос: почему авиакрыло, базировавшееся на трёх аэродромах Севастополя, не прикрывало конвои, которые приходили в осажденный Севастополь. За "прикрытие" - не платили премий. Они же настоящие патриоты - работали чётко "по прайсу" и делились с такими, как Октябрьский.
ГСС не лишили. Ушел из жизни при всех званиях и наградах.
---
Для сравнения.
Примерно за такие деньги можно было заказать легкий крейсер (152 мм главный калибр) на верфях Британии.
---
А как другие?
Когда Жукову предъявили список награбленного в Германии он ответил, что является самым богатым человеком в СССР и мог бы всё это купить на одну месячную зарплату...
Так может "За победу"? Миллионеров/миллиардеров от милитаризма - чай, совсем мало!
---
Каждый в меру своей испорченности воспитанием вправе делать с этой информацией всё, что хочет.
masterdl: (Default)
Съездил к негодяям в логово врага (Брюссель) и перековался? Так сказать, бросил щепоть хлорки в мутно коричневую жидкость и сразу заявил о своей благодати...Ога.
Не-а..., ну, если ему доверили освоение двадцати триллионов рублей - разве он может быть "фашистом"? У нас все фашисты - "голы, как соколы" и мерзнут на Майдане...А это ни-ни. В тепле выращивает холдинги - секьютиризирует, панимаш. Вот только кому продавать их намылился?
masterdl: (Default)

добавить к перечисленному нечего!
masterdl: (Default)
На ОТР Муратов ("Новая Газета") против Дымарского-Лурье-Крылова.
Я уж был готов пожертвовать часть своего семейного бюджета на дело "Новой газеты", но финальный спич Муратова всё опошлил до крайней степени.
Дмитрий, вы же числите себя профессионалом! Ну разве можно такие вещи о Путине, о Медведеве ("а кто это?") шпарить с потолка - экспромтом? Нельзя в одной передаче клясться в любви Астафьеву и хвалить заслуженного работника гнобившего первого (и всех так называемых "русофилов") ведомства, который, якобы, "искоренил антисемитизм"...Побойтесь бога, вы, видимо, вообще, не хотите, чтобы ваши работники получали зарплату. Они скоро будут отоваривать карточки - кушать не раз в год, а весь год ТОЛЬКО тот самый блокадный хлеб...и этого будет одно имя - вы его назвали!
Как бы, спор присутствующих касательно события, которое послужило отправной точкой для опроса "Дождем" (читай Дымарским), совсем не спор, а натуральный "инцест", потому, как собрались одни журналисты. Это я умышленно передёрнул - слова переставил, но на историю (а за ней факты) вам, откровенно говоря, насрать! Вот себя бы правильно пристроить к этой ситуации - в этом вы все.  
masterdl: (Default)
Что это было? Попытка письмом оклеветать ("опустить") наиболее уважаемых общественных деятелей?

"...«Письмо́ сорока́ двух» — публичное обращение группы известных литераторов к согражданам, содержащее также требования, обращенные Правительству Российской Федерации и Президенту Б. Н. Ельцину. Опубликовано в газете «Известия» 5 октября 1993 года[1].

Предыстория

Первое письменное обращение либеральной литературной общественности к президенту Б. Н. Ельцину состоялось в августе 1993 года, когда 36 литераторов выступили с открытым письмом в газете «Литературные новости». Они осудили «преступную политику Верховного Совета» и потребовали «провести досрочные, не позднее осени текущего года, выборы высшего органа законодательной власти».[2] Журналист Алексей Семёнов в 2012 году оценил это письмо как призыв к нарушению Конституции России[3]. 15 сентября группа авторов письма (в том числе Юрий Давыдов, Римма Казакова, Анатолий Приставкин, Лев Разгон, Мариэтта Чудакова) были приглашены на встречу с Ельциным. Спустя неделю Борис Ельцин распустил парламент[4]. Писатель Николай Федь в своей книге заметил, что на застолье с Ельциным явились люди, «для коих слово „русский“ как красная тряпка для быка»[5].

Содержание письма



Нет ни желания, ни необходимости подробно комментировать то, что случилось в Москве 3 октября. Произошло то, что не могло не произойти из-за наших с вами беспечности и глупости, — фашисты взялись за оружие, пытаясь захватить власть. Слава Богу, армия и правоохранительные органы оказались с народом, не раскололись, не позволили перерасти кровавой авантюре в гибельную гражданскую войну, ну а если бы вдруг?… Нам некого было бы винить, кроме самих себя. Мы «жалостливо» умоляли после августовского путча не «мстить», не «наказывать», не «запрещать», не «закрывать», не «заниматься поисками ведьм». Нам очень хотелось быть добрыми, великодушными, терпимыми. Добрыми… К кому? К убийцам? Терпимыми… К чему? К фашизму? <…> Мы не призываем ни к мести, ни к жестокости, хотя скорбь о новых невинных жертвах и гнев к хладнокровных их палачам переполняет наши (как, наверное, и ваши) сердца. <…> История ещё раз предоставила нам шанс сделать широкий шаг к демократии и цивилизованности. Не упустим же такой шанс ещё раз, как это было уже не однажды![1]


Авторы потребовали от правительства и президента запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», «все незаконные военизированные, а тем более вооруженные объединения», ввести и широко использовать жёсткие санкции «за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти, за призывы к насилию и жестокости», закрыть "впредь до судебного разбирательства" ряд газет и журналов , в частности газеты «День», «Советская Россия», «Литературная Россия», «Правда», по мнению авторов письма, "возбуждавшие ненависть, призывавшие к насилию и являющиеся <...> одними из главных организаторов и виновников происшедшей трагедии", а также телепрограмму «600 секунд», приостановить деятельность Советов, "отказавшихся подчиняться законной власти", а также признать нелегитимными не только Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд).

Непосредственная реакция

Письмо, подписанное многими известными личностями, среди которых был академик Дмитрий Лихачёв, бард Булат Окуджава, писатели Григорий Бакланов, Василь Быков, Виктор Астафьев и Даниил Гранин. Против подписавших его выступила группа членов Союза Писателей России — сторонников Съезда народных депутатов и Верховного совета России: Александр Проханов, Юрий Бондарев, Василий Белов и др.[6]

В ответном письме в газете «Правда» три известных диссидентаАндрей Синявский, Владимир Максимов и Пётр Абовин-Егидес — призвали Ельцина подать в отставку[7]: «Только отставка. Монастырь. Грехи замаливать»[8].

Через три дня после появления «Письма сорока двух», 8 октября, в «Независимой газете» было опубликовано анонимное «Обращение собрания демократической общественности Москвы к президенту России Б. Н. Ельцину», которое повторяло и расширяло основные призывы «Письма сорока двух»[9].

Позднейшая позиция подписавших

«Ну да, подписал. И правильно подписал! Белый дом во главе с Хасбулатовым вёл к тому, чтобы растоптать те небольшие ростки реформ, которые только начали Ельцин и Гайдар. <…> Армия выжидала, все всего боялись, и мы не могли в такой обстановке оставаться в стороне. <…> Когда фашисты напали на мою Родину, права на сомнения у меня уже не было, и я пошел на фронт. А Хасбулатов и компания — те же фашисты, так что в октябре девяносто третьего я просто снова пошёл на фронт и не жалею об этом», — сказал в 2008 году Григорий Бакланов[10].

Мариэтта Чудакова в 2012 году на вопрос о том, не жалеет ли она о том, что подписала «письмо 42-х», ответила: «Подписала бы и сегодня!»[3]; в 2013 году свою прежнюю позицию подтвердили, наряду с ней, Александр Гельман и Александр Рекемчук; по мнению Гельмана, «если бы в октябре 1993 года пришли к власти Хасбулатов, Руцкой и Макашов, положение страны сегодня было бы ещё хуже, чем есть»[11].

16 февраля 2013 года в передаче «Виражи времени» Андрей Дементьев отрицал своё подписание «письма сорока двух», а также его подписание Беллой Ахмадулиной и Булатом Окуджавой. Под сомнение ставит ряд подписей под письмом и поэтесса Надежда Кондакова, ссылаясь на свой разговор с одним из инициаторов письма Артёмом Анфиногеновым[12].

Оценки

Писатель Василий Аксёнов позднее заявил[13]: «Этих сволочей надо было стрелять. Если бы я был в Москве, то тоже подписал бы это письмо в „Известиях“». В связи с этим заместитель главного редактора «Независимой Газеты» Виктория Шохина 3 октября 2003 года, осуждая расстрел парламента, выразила со страниц этого издания недоумение, как это «всем этим писателям-демократам, объявляющими себя противниками смертной казни», «гуманистам», «пришёлся по душе расстрел без суда и следствия». Она отметила, что «их собственное правосознание безнадежно застряло на первобытном уровне»[13].

Как писал Дмитрий Быков, после подписания письма и интервью, в котором Булат Окуджава одобрил применение силы против Белого дома, на концерте поэта в Минске «прекрасный артист Владимир Гостюхин — человек умеренно-патриотических убеждений — публично сломал и истоптал ногами пластинку его песен»[14]. «Какой-то актёр сломал его пластинку? Ну и пусть его», — замечает по этому поводу Алла Латынина[15].

В книге «Булат Окуджава» Дмитрий Быков констатирует: «не было в этом письме ничего сверх обычных призывов к запрету откровенно фашистских, националистических и радикальных организаций и СМИ».[16]

По словам социолога Бориса Кагарлицкого, «слушать песни Окуджавы про „комиссаров в пыльных шлемах“ после его заявлений о том, что ему не жалко безоружных людей, погибших в Белом доме, как-то не хочется»[17].

Сергей Кара-Мурза в работе «Интеллигенция на пепелище родной страны» негативно отозвался о появлении письма, отмечая тоталитаризм мышления авторов: «Насколько чужда им идея права. Все неугодные партии и объединения они требуют запретить не через суд, а указом исполнительной власти. Неугодные газеты — закрыть не после судебного разбирательства, а до него. Лучше всего, разгромив редакции и выкинув в окно редакторов»[18].

В 2003 году политик Сергей Глазьев (будучи министром внешнеэкономических связей РФ, в 1993 году в знак протеста против роспуска Верховного Совета он подал в отставку[19]) отметил: «Нельзя обелить преступников и палачей… Даже те, опозорившие себя надолго, деятели нашей культуры, которые подписали это, как вы его назвали, расстрельное письмо 42-х, и они, я думаю, понимают, что перечеркнули всё доброе и светлое, что создано было ими раньше»[20].

Молдавский политик Владимир Солонарь в 2010 году называл письмо «возмутительным примером» дискредитации политических оппонентов: «Чтение этого текста и сегодня вызывает вопрос: кто тут больше подобен „фашистам“ — те, кого письмо называет таковыми, или его авторы?»[21].

Вадим Кожинов публично отказывался подавать руку подписавшим это письмо[22], например, Андрею Нуйкину.

Журналист Алексей Семёнов в 2012 году дал такую оценку письма 42-х: «Писатели всего лишь призывали применять закон, а не заниматься всепрощением, которое уже привело к тому, что была разгромлена московская мэрия и произошёл штурм телецентра Останкино. Более того, противники Ельцина к этому времени успели открыто призвать к бомбардировке Кремля, но были арестованы. … Так что стыдиться авторам „письма 42-х“ нечего. К тому же российские власти их не послушались.»[3]

Писатель Владимир Бушин назвал лжецами, приспособленцами и оборотнями многих подписантов. Он особо отметил, что «большинство из 42-х — нерусские. А у некоторых русских жёны — еврейки»[23].

Поэт Юрий Кублановский заявил по случаю 20-летия октябрьских событий 1993 года:



Конечно, я досадовал на тех, кто поставил свои имена под «письмом сорока двух». <…> Честно сказать, я объясняю это недостаточной мировоззренческой глубиной. Всем надоел тогда ведь социализм, а деятельность Верховного Совета воспринималась как однозначно просоциалистическая. <…> Думаю, те, кто подписал это письмо, защищали Ельцина и ельцинизм не из корыстных соображений, они действительно мыслили так, а не иначе. Так что ж тут ссориться? У каждого свой путь, свое понимание реальности.[11]


Писатель Валерий Хатюшин на патриотическом сайте «Русская народная линия» назвал письмо нравственным преступлением[24].

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Письмо сорока двух

Письмо подписали


  1. Алесь Адамович

  2. Анатолий Ананьев

  3. Виктор Астафьев

  4. Артём Анфиногенов

  5. Белла Ахмадулина

  6. Григорий Бакланов

  7. Зорий Балаян

  8. Татьяна Бек

  9. Александр Борщаговский

  10. Василь Быков

  11. Борис Васильев

  12. Александр Гельман

  13. Даниил Гранин

  14. Юрий Давыдов[25]

  15. Даниил Данин

  16. Андрей Дементьев

  17. Михаил Дудин[26]

  18. Александр Иванов

  19. Эдмунд Иодковский

  20. Римма Казакова

  21. Сергей Каледин

  22. Юрий Карякин

  23. Яков Костюковский

  24. Татьяна Кузовлёва

  25. Александр Кушнер

  26. Юрий Левитанский

  27. Дмитрий Лихачёв

  28. Юрий Нагибин

  29. Андрей Нуйкин

  30. Булат Окуджава

  31. Валентин Оскоцкий

  32. Григорий Поженян

  33. Анатолий Приставкин

  34. Лев Разгон

  35. Александр Рекемчук

  36. Роберт Рождественский

  37. Владимир Савельев

  38. Василий Селюнин

  39. Юрий Черниченко

  40. Андрей Чернов

  41. Мариэтта Чудакова

  42. Михаил Чулаки

"
Сейчас нас убеждают, что меньшинство (представляющее менее половины населения), вышедшее на Майдан (Украина) не вправе артикулировать позицию ВСЕГО общества...не то что призывать к роспуску Верховной рады или правительства.
Эти смогли? Или им помогли смочь? А они в силу своей слабости не смогли отказать взять у них их имя на мутное дело?

Понимают ли подписанты, кто еще жив, как ими "попользовались"? Как их именами заложили именно те основы авторитарной модели управления, которая с того времени только укрепилась? Ну не понимаешь, не подписывай! Куда тебя прёт?
masterdl: (Default)
Публикую не в первый раз обстоятельства при которых происходила "эвакуация комсостава" из Севастополя 30 июня -02 июля 1942 года.
Такое впечатление, что все читающие уверены, что именно для сидение в казематах батареи (подальше то места предписанного боевым уставом командиру подразделения) - есть высшая доблесть! И ведь не один, даже самый продвинутый, не спросил: когда бежали боевые знамена куда дели? Ведь одно дело выйти из окружения со знаменем и книгой учета личного состава, другое дело, сорвав с себя знаки отличия, утратив знамя и документы части...
По факту двести командиров красной армии более суток находились вне расположения своих частей ...участвовали в фальсификации боевых донесений, как свиньи возились во время дикого розыгрыша в борьбе за кусочек бумаги (посадочный талон на самолет).
Это кто были? Точно военнослужащие? Боевое братство?
Амин.

Выдержка из Александра Крона "Дом и корабль". Перечитываю.
Ленинград, поздняя осень 1941.
Старпом базы подводных лодок (главный герой) возвращается после животрепещущего траха в расположение части. Напомню, что не только идет самая жестокая война 20-го века, но город уже по самое не хочу сидит в блокаде - начался голод, мрут люди...
Чем занимается личный состав? Читаем.

"...Сквозь синеватую муть ему удалось разглядеть флагшток на «Енисее». Флаг поднят, значит, уже восемь с минутами. Вопрос заключался в том, сколько их, этих минут? Навстречу попадались только дети и старухи, единственный взрослый мужчина шел по середине мостовой, легко вышагивая длинными ногами, он был без шапки и нес на голове какой-то продолговатый предмет. Поравнявшись, Митя разглядел ношу: это был детский гробик. У мужчины были светлые, давно не стриженные волосы, на заросшем мягкой бородкой лице сияли ненатуральным блеском остановившиеся глаза.
   На верхней палубе «Онеги» зенитчики проворачивали механизмы, стало быть, политзанятия еще не начались. Все равно: оставались считанные минуты. О подготовке к занятиям нечего было и думать, но Митя знал, что при некоторой ловкости десять минут переменки между уроками тоже кое-что значат. Поэтому, не заглянув в кают-компанию, он бросился к себе в каюту. Беглый взгляд в зеркало – можно не бриться. Вылил остатки одеколона на носовой платок и протер лицо – это до некоторой степени заменило умывание. Затем, не снимая шипели, присел к столу, раскрыл «Блокнот агитатора» и через минуту убедился, что решительно не способен что-либо запомнить. Не кровь, а какая-то прохладная, колкопузырящаяся жидкость, вроде нарзана, омывала его мозг. Он чувствовал себя полностью опустошенным. Чувство было блаженное и постыдное.
   Все дальнейшее напоминало дурной сон и было типичным поведением человека, поддавшегося панике. С тем полным отсутствием логики, которое отличает паникеров, он поочередно хватался за «Блокнот», за газеты, за карандашные записи Ивлева. Эти записи, сделанные твердым аккуратным почерком комиссара на оборотной стороне каких-то накладных, еще могли спасти Туровцева. Там с редкой добросовестностью было отжато самое необходимое, имена собственные подчеркнуты, цифры обведены кружками. Но Мите показались неаппетитными тусклые строчки на грязно-розовой бумаге, он вновь схватился за печатное, вновь отшвырнул и, оторвав от брошюры чистый листок, принялся составлять план. Пункт первый был озаглавлен «общие положения» и украшен сложным орнаментом. Ценой большого творческого напряжения ему удалось сочинить начало: «Для переживаемого нами этапа происходящей на наших глазах всемирно-исторической битвы с фашизмом характерно, во-первых…» Дальше дело не пошло. Митя заранее поставил на некотором расстоянии друг от друга а), б) и с), по опыту он знал, что характерных особенностей бывает не меньше трех. Но так и не выжал из себя ни одной. В конце концов он позвонил на коммутатор и, выяснив, что до звонка к занятиям осталось всего четыре минуты, решил, что перед смертью все равно не надышишься и единственный выход – положиться на вдохновение.
   Политинформация проводилась, как обычно, в одной из нижних палуб в носовой части «Онеги». Едва Туровцев переступил комингс, раздалась команда «встать смирно!», и боцман, щеголяя смесью официальных и интимно-доверительных интонаций, отрапортовал. Митя небрежно бросил «вольно», и краснофлотцы опустились на свои места так же одновременно и бесшумно, как и поднялись. У этой команды даже в мелочах был свой стиль.
   Туровцев огляделся. Команда сидела в три ряда на длинных скамейках. Впереди, сложив руки на коленях, восседали старшины, молодежь тянула шеи из последнего ряда. В целом все это очень напоминало групповую фотографию. В центре группы помещались патриархи лодки – главстаршины Халецкий и Туляков. На грубом молодцеватом лице боцмана было написано, что начальство он видит не впервой, дисциплину понимает, но удивить его – дело невозможное. На лице солидного Тулякова застыла мягкая улыбка, означавшая: «Все идет нормально. Сейчас послушаем знающего человека, который может разъяснить». Штурманский электрик Савин сидел с краю, вид у него был рассеянный. В последнем ряду Туровцев заметил красавца торпедиста Филаретова и долговязого вестового со странной фамилией Граница.
   Туровцев уже раскрыл рот, чтоб произнести первую фразу, когда произошло непредвиденное: крадучись и махая руками, чтоб боцману не вздумалось гаркнуть, вошли и сели в сторонке Ждановский и Ивлев.
   «Чего ради их принесло? – подумал Митя. – Ну, механик – он, кажется, парторг. А зачем приперся военком базы?»
   Откашлявшись и обтерев платком вспотевший лоб, Митя начал про характерные особенности… Он никогда не играл на сцене, но догадывался, что именно так чувствует себя молодой дебютант, уже знающий о своем позорном провале и не смеющий уйти со сцены, пока не дадут занавес. Он перемалывал общие места, путаясь в придаточных предложениях и беспрестанно повторяясь, подыскивая слова не для того, чтоб точнее выразить мысль, а чтоб соблюсти симметрию, весь во власти заданного ритма, – нарушить его он боялся, чтоб не онеметь окончательно. Продолжалось это минут двадцать или двадцать пять, сколько, Митя не знал, часов у него не было. Подводники сидели чинно, с вежливыми лицами, только Савин откровенно скучал. Боковым зрением Туровцев все время видел Ивлева и Ждановского, но прочесть что-либо на их лицах было затруднительно, они сидели под самым иллюминатором и именно потому были плохо освещены. Во время одной из пауз Ивлев вынул из нагрудного кармана часы, хрустнул крышкой, встал, потянулся и на цыпочках пошел к выходу.
   После ухода военкома Митя сделал отчаянную попытку расшевелить слушателей, рассказав довольно соленый анекдот из репертуара Георгия Антоновича. На анекдот реагировали сдержанно, засмеялся один Граница. В заключение Митя перешел к положению на Ленинградском фронте. Стремясь поразить воображение слушателей, он нарисовал картину столь мрачную, что сам перепугался, с перепугу ударился в крайний оптимизм, обрисовал завтрашний день в самых розовых тонах и, сделав ряд отчаянно смелых прогнозов, умолк. Он весь взмок под кителем, хотя в кубрике было прохладно.
   На всех лицах по-прежнему читалось ожидание. Митя выпил третий стакан воды и, развязно улыбаясь, пробормотал, что он, так сказать, нарочно сжал вводную часть, с тем чтобы, если возникнут вопросы, иметь, так сказать, возможность в форме живой беседы…"

Почему бы Даниилу Гранину не рассказать ЭТУ ПРАВДИВУЮ ИСТОРИЮ НЕМЦАМ? Не от вида умершего ребенка вспотел тупой самец, с детства мечтавший только о лаврах военной славы, но от неудавшейся политбеседы... а всё потому что перед этим не мог оторваться от приласкавшей его чужой жены. Обороны Ленинграда...Тяготы и лишения...
Полный пиздец!
Самое страшное, что в этой книге я не могу найти ничего такого, чего бы я не видел после...Это чистая правда!
Нация - вандал!
masterdl: (Default)
каждый день обсуждали карты распада Украины?
А что право у Москвы больше, чем у Киева заниматься подобным? Или в России меньше ограбленных "центральной властью", чем в Украине? Прямо сразу представляю как вылезает известный чел и начинает правду-матку нагибать : в Украине мол, уровень жизни в пять раз ниже, чем в России - сам, мол, по вчера смененным методикам считал*...Сегодня слова Солженицына о "подбрюшье", звучат как цветочки...
В очередях лучше других мест узнаешь настроения - не хотел бы оказаться на месте некоторых товарищей. У людей, которым записаны средняя зарплата в 35 тысяч рублей реальные доходы таковы, что большая часть не может прокормить себя. МТС обещает дивиденды, рисует перед инвесторами ЗД картины - вы кого так окровенно наебать решили? У вас 30% абонентов на СМС ки уже денег найти не могут, не то что на потоковое видео...
А все ларьки "по продаже денег до зарплаты" - уже закрылись. Вилы и топоры - пока продают    

Profile

masterdl: (Default)
masterdl

December 2014

S M T W T F S
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios