Jun. 30th, 2014

masterdl: (Default)
МИД РФ выбрал самый "короткий путь" в международный трибунал... и прогадал. Все меньше людей видит в смерти журналистов аккредитованных "ополченцами" случай, все больше - провокацию.
Ночная вылазка журналистов с "женщинами-матерями" в направлении ещё "не захваченной воинской части" противника выглядит уже как заранее спланированное убийство. "Стой, стреляю!" было ожидаемо и реализовано.
Только немедленный вывод из зоны конфликта всех граждан России может быть гарантом их безопасности. Им там делать нечего! Навтрать "с три короба" можно не вставая с диванов в редакции. Кто их туда посылает, пусть и несет ответственность за их увечья и смерть.

"...Вице-премьер донецкого правительства Андрей Пургин, у которого мне удалось взять интервью, пока я ждал пушилинскую пресс-конференцию, довольно откровенно говорит, что «офицеры им нужны для обмена на ополченцев, находящихся в украинском плену». Офицеров, судя по всему, требуется много. Захват частей, в которых личного состава осталось только для несения караульной службы, поставлен на поток.

Рота, расквартированная в старом военном училище на Куприна,1, не стала дожидаться штурма. Вечером 29-го украинские военные покинули казармы и отступили, однако они приготовили ополченцам сюрприз. Через два часа после того как казармы опустели, начали рваться склады с боеприпасами, на окраине Донецка словно заработал вулкан среднего размера. Ополченцы остались и без заложников, и без трофеев.

Следующая попытка захватить украинскую часть выглядела уже не как военная операция, а как провокация. Военные склады еще полыхали, когда журналистов стала обзванивать пресс-служба Донецкой республики. Всех собирали возле здания областной администрации.

Перед собравшимися выступил молодой человек, представившийся по позывному «Гюрза»: «Сейчас вы и солдатские матери поедете к воинской части в поселке Спартак (пригород Донецка). В этой части много вооружений ПВО, но личного состава не более 50 человек: офицеры и солдаты-срочники, охраняющие технику. С командиром части достигнута договоренность о сдаче без боя. Матери служащих там солдат выйдут с плакатами для дополнительного морального давления, а вы сможете подготовить сенсационный материал. Сами переговоры буду вести я, у меня есть в этом опыт».

Для журналистов подготовили специальный автобус. По какому-то наитию я решил отправиться на переговоры не со всеми, а на такси с коллегами из «Лайфньюс». Мы прибыли раньше и, не сворачивая к воинской части, остановились на шоссе, поджидая «Гюрзу» и коллег. Благоразумно вышли из машины и потушили фары. Не прошло и трех минут, как со стороны воинской части по машине открыли шквальный автоматный огонь, посыпались стекла. Мы залегли у обочины, начали отползать по-пластунски, тоже, как оказалось, вовремя. В небо взлетели осветительные ракеты, а автомобиль начали расстреливать из подствольных гранатометов. Доползли до оврага, перевели дух.

Тем временем на шоссе разыгрывалась основная часть трагедии. В то время как мы сдирали кожу с локтей и коленей, переползая шоссе, прибыл автобус с журналистами. Водитель высунул в окошко белый платок, свернул к части и сразу же попал под плотный огонь. Пока пытались вырулить в безопасное место, водитель был ранен. Смертельное ранение получил оператор Первого канала Анатолий Клян. Пуля вошла в левую часть груди чуть ниже сердца...
"
masterdl: (Default)
"...По городу прошла информация, что вежливые люди с георгиевскими ленточками собирают на нужды Донецкой народной республики деньги с бизнесменов. Я далек от политики, мне как-то казалось, что со мной этого не произойдет. У меня небольшое относительно предприятие. Все произошло очень буднично. Я подъехал к офису на работу, но как только я вышел из машины ко мне подошло трое людей с автоматами, в бронежилетах, с шевронами "ДНР", и предложили сесть в их машину. Меня привезли в Горловку - там у них база в горловском СБУ.

Меня завели в комнату к человеку в камуфляже. Он был спокоен и благожелателен. Дал мне список имен, и говорит: "Найди себя". Я смотрю - а это список бизнесменов нашего города. И напротив каждого стоят цифры. Причем интересно, что у некоторых сумма проставлена в долларах, а у некоторых - в гривнах. Суммы были от 1 до 15 миллионов гривен. Напротив моего имени стояло - 250 тысяч долларов. Военный спросил:
- Ты все понял? Давай звони домой, пусть везут деньги.
- Но у меня нет столько денег. Кто вам сказал, что у меня дома может быть 250 тысяч долларов? Ну кто столько денег держит дома? Тем более в наше время?
- Слушай, я здесь сижу не для того чтобы тебя в чем-то убеждать. У меня есть план. И я отвечаю за то, чтобы его выполнить. Это тебе надо думать, как ты его выполнишь. Извини, парень, ничего личного, у меня своя работа. Вот тебе телефон, иди звони, собирай деньги, и поспишь ночь в камере, подумаешь. Ты будешь сидеть тут пока не принесут деньги. Нравится в камере - будешь сидеть, не нравится - будешь собирать. Не создавай нам проблемы - потому что проблемы нам создает только "Правый сектор", а это будет плохая для тебя компания. Все понял? До завтра.

Мне разрешили сделать звонки, а потом телефон забрали и отправили в подвал здания СБУ. Там все помещения превращены в камеры, и в каждой камере люди. В моей тоже было три человека, но разговаривать нам было строго запрещено. В камере были какие-то сугубо гражданские люди.
Наутро снова общение с неизвестным военным. Никакой грубости. 10 минут неспешных уговоров одуматься - и меня снова отправили в камеру. Кормили, кстати, неплохо. Никаких угроз. Мой "куратор" держал себя как военный, четко, говорил как человек. привыкший отдавать команды, говорить на официальном языке. корректно. Мне это напоминало Булгакова "Мастер и Маргариту" - как с граждан требовали сдавать золото и валюту в театре. Тут тоже мне каждый день показывали список, и каждый день напротив каждой фамилиии ставился новый плюс. Значит очередной бизнесмен заплатил и его выпустили. Много давали говорить по телефону. Семья собирала деньги по всем друзьям и знакомым в округе. Никакое заступничество помочь не могло, никакие связи не работали. Любопытно, что выкуп за мою свободу он называл "пожертвование".

Меня поразило, что военный имел полную информацию о моем финансовом состоянии и о моей хозяйственной деятельности. И обосновал размер суммы конкретными выкладками - вот какой у меня выторг, вот в каком банке у меня депозит, вот что у меня должно быть на расчетных счетах. Я сделал вывод. что цифра выкупа рассчитывалась по какому-то произвольному алгоритму, но исходными данными была база милицейского УБЭПа и налоговой. Я пытался убедить, что если они у меня заберут такую сумму денег, то я не смогу ни производить ни продавать в своих магазинах.

Примерно через неделю мы настолько свыклись с военным, что он меня начал оставлять у себя в комнате для допросов подольше. Мы общались. Он не скрывал, что он не украинец. Некоторые названия его смешили - почему-то, Бердянск. За день до моего освобождения. когда семья подтвердила, что сумма собрана, сумму выкупа он повысил до 300 тысяч. Сказал, что мое задержание им создало много проблем, шум возник, так что придется мне их беспокойство компенсировать. Мне лично кажется, что эти 50 тысяч он никуда не сдавал, а себе оставил.

За час до того, как за мной приехали, он угостил меня сигаретами, и мы смогли поговорить, и я его немного порасспрашивал:

- Судя по возрасту, вы наверное, майор?
- Угадал.
- А вам не страшно?
Он засмеялся.
- Ты пойми, это моя четвертая война. Это моя работа. Так что у меня к тебе ничего личного. Я еще месяц отработаю, и на замену. Долго у вас тут сижу, в Крыму только раз успели покупаться, как сразу сюда пришлось ехать. А тут у вас моря нет.
- А что мне теперь делать? Я же не смогу здесь с семьей оставаться - если меня кто-то другой похитит, я уже откупиться не смогу.
- Что тебе сказать. Я здесь еще недельку побуду, так что если тебя привезут - отпущу. Но потом... У нас здесь порядок, мы люди военные. Но среди наших разные есть группы. Есть казаки - их не мы контролируем, это "контора". И есть чечены - их Рамзан контролирует. Я тебе к ним не рекомендую попадаться. Да уж, я не думал никогда, что буду с чеченами когда-то вместе порядок наводить...
- И как тут работать? Теперь у меня предприятие развалится. Я уеду, никто договоров не заключит, бизнес остановится, налоги нечем платить.
- Это временная сиутация. Ты пойми - или мы соберем весь ресурс, либо у тебя его заберет "Правый сектор". Все равно тебе придется отдавать деньги. Как только сюда придет Россия, все начнет возрождаться понемногу. А налоги Украине вам пока платить не надо, мы вас от уплаты освобождаем. Мы не хотим, чтобы ты Киеву налоги платил, потому что на твои налоги укры купят оружие и всех здесь перестреляют. Так что ты не просто пожертвовал, ты еще и налоговые каникулы получил, и помог нашей победе.
- А Россия придет? Поможет?
- Россия придет обязательно. Как только отсюда уйдет Украина. И над этим мы работаем."

Это и есть "гибридная война"?
masterdl: (Default)
Представляю себе состояние "членов" АСВ. Они платят зарплату своим палачам. Палачи обсуждают некоторые детали: как их казнить в нужном порядке, чтобы со стороны не пришлось привлекать финансирование.
При всем отвращении к банкирам, во мне начинает просыпаться "стокгольмский синдром" - терроризм отвратителен во всех проявлениях.
masterdl: (Default)
лавров1
"Наличие дефектов внешности есть не более чем глумление над библейскими правилами, взятыми из Ветхого Завета, а также над правилами, установленными в христианской церкви. Как известно, события романа, происходившие в Москве, равно как и бал, проведённый Сатаной накануне Пасхи были ни чем иным, как масштабной чёрной мессой, посвящённой чёрной пасхе — исходу сил зла в мир. Следовательно, и Воланд, и каждый из членов его свиты выполняли свою роль в этом «священнодействии», сатанинской литургии. Согласно книге Левита (гл. 21), не имеет права быть священником тот, у кого есть какой-либо физический недостаток, включая приобретённый. Как мы видим, Воланд на правах тёмного первосвященника имеет сразу несколько недостатков внешности: вставные зубы, кривой рот, разноцветные глаза, хромота. Причём надо отдать должное своеобразной «деликатности» Воланда в объяснении этой хромоты. Однако, согласно раввинской литературе, хромота Дьявола отнюдь не ломота в костях (дух не может иметь телесные болезни), причина проще: на ангелов, как на содействующих Божественному священнодейству, распространены те же правила, что и на людей — отсутствие дефектов, в том числе и внешности. А во время низвержения Сатаны и его сподручных из Царства Небесного, Сатана повредил ногу и тем самым лишился навсегда права участвовать в богослужении пред Богом. В Православии есть ещё одно правило, которое касается крови: в храме не должно более проливать кровь, ибо кровь Христова, пролитая на Голгофе, была последней кровавой жертвой во искупление человечества. Не случайно, если у священника пойдёт кровь, будет порез или произойдёт что-то ещё, что вызовет кровотечение, священник обязан приостановить службу, выйти из храма, и только тогда, когда течение крови закончится, продолжить службу с места её остановки. На балу сатаны мы видим обратную картину: Маргариту моют кровью дважды за время проведения бала; барона Майгеля убивают и его кровь используется как вино причастия и т. д."

Profile

masterdl: (Default)
masterdl

December 2014

S M T W T F S
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:45 am
Powered by Dreamwidth Studios